Сречко Косовел
Изучаем словенский язык

Сречко Косовел — словенский поэт

Словенский поэт Сречко Косовел (1904, Сежана — 1926, Томай) является одним из наиболее известных словенских поэтов периода после Первой мировой войны. Зв свою короткую жизнь он написал более 1000 стихов, но выхода своей первой книги «Стихи» («Pesmi», 1927), к сожалению, не дождался. В 23 году поэт скончался от менингита. 

Так как большинство его стихотворений говорит о его любимом Красе, его также называют «поэтом Краса» (по-русски Карст). Остальными двумя главными темами его стихов являются мать и смерть. В своих стихах он писал о жизни на Красе, исповедовал любовь к матери и девушке, а также говорил о предчувствии своей смерти.

Жизнь после второй мировой войны была непростой. Ее трудность поэт описал в стихотворениях Старуха за деревней и Солнце имеет корону

Sonce ima krono

Sonce ima krono
iz svilnatih rumenih listov.

Veliko bolj svilnati so
kakor listi sončnic.

Ali ima tudi sonce
črna zrna kakor sončnice?

Ne vidim jih;
zdi se mi, da so ognjeno zlata.

Kakšno veliko steblo mora imeti sonce.
In kdo drži v rokah to veliko,
zlato sončnico?

O, da bi se sklonila
bliže k zemlji — s prstki
bi izkopal zlata semena
in jih dajal črnim delavcem,
z dela se povračajočim v mesto,
za njih bolne otroke.

Starka za vasjo

Lačni otroci ležijo na senu,
burja vihra skozi lino
pod nizkim, sivim čelom hiše —
noč je pokrila ravnino.

Mali sanja: krompirček,
ne eden — polna skleda. —
Tiho stopa za temno vasjo
raztrgana sivka Beda.

Drugi sanja: krompirček v oblici
mrzle ročice ogreje. —
Tiho stopa za hišami
in se ledeno zasmeje.

Tretji, četrti in peti in vsi —
tisoč in več — jaz ne morem spati.
Ničesar nimam in vendar mislim:
vse, o vse bi vam moral dati!

Солнце имеет корону

Солнце имеет корону
из шелково-желтых листьев,

Листочки его шелковистей,
чем листья подсолнухов наших.

Но есть ли, как у подсолнуха,
у солнца черные зерна?

Не вижу.
Они мне кажутся огненно-золотыми.

Какой же огромный стебель надо иметь солнцу!

И кто в руках его держит —
большой, золотой подсолнух?

О, если бы он склонился
к земле, я своими руками
набрал бы солнечных зерен
и раздал бы черным труженикам,
что с работы вернулись в город,
для их ребятишек хилых.

Старуха за деревней

Бедные дети лежат на сене.
Ветер скользит сквозь щели.
Под низким серым крыльцом хаты
Ночь покрывала стелет.

Младший видит: мелкий картофель,
Не горстка — россыпи, горы.
Тихо ходит за темным селом
Старуха седая — Горе.

Средний видит: картофель ласково
Мальчикам греет ручонки.
Горе ходит за хатами,
Смех его льдистый, звонкий.

Третий, четвертый, пятый и все…
Тысячи их — я не в силах спать,
Голодный сам я, но этим нищим
Все — о, все готов я отдать.